Вчера я понял, что срок, когда я помню людей – месяц. Всего тридцать дней хранится моя память о любом, кто появлялся, когда-либо в моей жизни. Всего четыре недели. Первая – тоска, меня тянет, как магнитом снова написать и напомнить о себе. Вторая – пустота. Эмоциональная вязкая жидкость, что ложится на плечи. Третья неделя состоит из печали и воспоминаний, но, а на последнюю неделю мне становится легко дышать.
Я понял это еще на той недели, когда ко мне вернулся ты весь такой свободный и наполненный утренним светом.
Отдал мне наш предмет связи, извинился. Вот только я стоял в шоке. Ведь прошло больше двух месяцев тишины с твоей стороны и появление внезапно как гром среди ясного неба. В голове проносились любовники, стоны наслаждения и пришло воспоминание короткое как год по сравнению со световыми минутами. Точно, было нечто подобное в виде нашей игры ради забавы.
Бросив пару фраз, тут же стер историю сообщений. С глаз долой противное напоминание.
Как и все прочие до тебя – удалить и в корзину.